КУЛЬТУРА
Легендарный герой тюрко-монгольского мира Амурсана
Легендарный герой тюрко-монгольского мира Амурсана

Просмотров: 691

В поисках последнего пристанища легендарного Амарсаны, или Незабываемая поездка с алтайским писателем Бронтоем Бедюровым.

Геннадий Витальевич Червяков - архитектор, автор проектов многих зданий промышленных предприятий, жилых и нежилых зданий в Улан-Удэ, воздвигнутых в 1960-2000-е годы в Улан-Удэ. Это еще и краевед, исследователь истории Прибайкалья и Забайкалья, специалист по биолокации, нашедший множество поземных водных горизонтов, водных источников в Улан-Удэ и районах Бурятии. Есть в его творческой биографии интереснейший факт, о котором мало известно широкой аудитории.

Фото: Геннадий Витальевич Червяков с супругой.

Это - предпринятая 18 лет назад историко-этнографическая экспедиция по поиску места последнего пристанища легендарного героя Амурсаны или Амарсаны, вождя тюрко-монгольских племен XVII века, предков нынешних бурят, алтайцев, многих народов России и Центральной Азии, в Селенгинском районе.

Корр: Геннадий Витальевич, с чего началась та давняя история, непосредственным участником которой Вы стали?
Как-то, летом 2001 года, мне позвонил старый, добрый друг, известный бурятский краевед, ученый, историк, исследователь истории Предбайкалья, Забайкалья, Восточной Сибири Анатолий Жалсараев. 

Фото: Анатолий Жалсараев. 

Он стал автором многих изданий, книг, статей по краеведению Бурятии, Восточной Сибири. Благодаря его энергии, активной гражданской, творческой позиции, его литературному дару, открылись многие неизведанные страницы истории нашей республики. А тогда Анатолий Дамбаевич пригласил меня поехать в Старый Селенгинск, экспедицию по поиску места последнего упокоения великого ойротского воина, вождя ойротов и западных бурят - Амурсаны, или Шоно-Батора, поднявшего народы против жестоких манчьжурских завоевателей.
Я сразу же согласился, потому что меня тоже всегда интересовали неизведанные тайны земли Бурятии. Тем более, экспедиция проходила по долине реки Селенги, красоты которой всегда меня вдохновляют. И я занимаюсь живописью, фотографирую, стараюсь в любую свободную минуту проводить на природе.
...И вот, солнечным утром, едем в Новоселенгинск, чтоб переправиться на другой берег реки Селенги.
Там раньше стоял старый город. Предположительно, рядом с со Спасским собором, в районе ранее существовавшего кладбища, может быть найдено захоронение Амарсаны. Анатолий Дамбаевич Жалсараев познакомил меня с Бронтоем Янговичем Бедюровым, энергичным человеком, известным исследователем, тюркологом.
Как потом я узнал, Бронтой Янгович специально организовал этнографическую экспедицию в Бурятию. Взял собой историка, краеведа, поэта Владимира Берязева из Новосибирска, а также молодого алтайского хуварака Мергена из Иволгинского дацана.


Корр: А можете подробнее рассказать о цели Вашей экспедиции?
Червяков: Целью экспедиции было стремление найти именно место последнего пристанища Амурсаны, последнего вождя Джунгарского царства.
Бронтой Янгович позже отмечал, что, к чести знатока истории родного края Анатолия Жалсараева и Вашего покорного слуги, мы всё же помогли ему найти и обозначить место предполагаемого захоронения, невдалеке от старинного православного собора на правом берегу Селенги.

Сам Анатолий Жалсараев в очерке "Неразгаданные тайны истории Бурятии" писал о нашей поездке так:
"...Алтайский поэт Бронтой Янгович Бедюров и новосибирский поэт Владимир Алексеевич Берязев приехали в Бурятию с целью поиска могилы Амарсаны. Совместно с ними, я и геосенсограф Геннадий Червяков выехали в Староселенгинск. Зная о том, что некрещённых погребали за чертой кладбища, мы установили границы бывшего староселенгинского кладбища и попытались найти могилу.
После нескольких попыток, нам удалось найти одиночное могильное захоронение. Сами раскопки не проводились, так как не было разрешительных документов от официальных органов. Также мы не знали, насколько опасны бациллы оспы спустя 240 лет. Потому, как смогли, подручными материалами отметили это место вероятного последнего упокоения героя тюрко-монгольского мира.

Когда мы уже возвратились из экспедиции, Бедюров осознал сложность задачи продолжения дальнейших экспедиций. Позднее сообщил мне,что на пустынном ныне месте, тем более затруднённом для перехода на ту сторону Селенги, где отсутствует мост, нет резона строить и воздвигать субурган.
А нужно, где- нибудь в этих исторических местах Бурятии, найти место для памятного субургана,и воздвигать его надо при содействии западных монголов и бурят, алтайцев и казахов, совместными силами размышлял позднее Бронтой Янгович Бедюров.
И с этим его соображением тогда согласился и Хамбо - лама Дамба Аюшеев.

Корр: А возможно ли снова повторить Вашу давнюю экспедицию?
Червяков: Предполагаю, что спустя пятнадцать лет наши ориентиры исчезли и, потому могилу Амарсаны придётся искать по-новому, используя современные технические средства.
Во время этой знаменательной экспедиции, слушая беседы Бронтоя Бедюрова с Анатолием Жалсараевым, я понял, что наш гость из Горного Алтая - не просто писатель, поэт, но и востоковед, историк, тюрколог.
Помню, как мы с некоторым трудом, но нашли у местных жителей лодку. Переправили нас на моторке за две бутылки водки.
И вот, мы на правом берегу Селенги, где стоит Спасский собор. А поодаль от него, как гласит хроника, и может быть обнаружено захоронение Амурсаны, или Амарсаны, как звучит его имя на современном бурятском языке.
Об этом говорил Бронтой Янгович, который и выступил организатором, инициатором экспедиции. Он запомнился мне эрудицией, знанием истории своего народа.
Мы тщательно исследовали территорию вокруг старого кладбища, и в разных направлениях света, вокруг него. И вот, среди небольших пустот и разреженных подземных горизонтов, предположительно, к северу от остатков старого кладбища, удалось с применением методов биолокации обнаружить некоторую пустотность в глубине земли, достаточно правильной формы.
Мы почтили память всех, кто тут лежит, и память великого Амарсаны. Хотя, конечно, до сих пор доподлинно неизвестно, где именно находится его последний приют.


Корр: Как и чем закончилась та поездка?
Червяков: Солнце стало клониться к горизонту. Мы вернулись на левый берег Селенги, где расположен новый поселок Новоселенгинск.
Бронтой Янгович от души поблагодарил нас. И обещал вернуться, по мере возможности, продолжить поиски предполагаемой могилы Амарсаны. Так, Владимир Берязев и алтайский хуварак Мерген, благодаря доброй воле Бронтоя Янговича Бедюрова, оказались свидетелями и участниками этой первоначальной экспедиции.

Фото: Хамбо лама Дамба Аюшеев и  Бронтой Янгович Бедюров. gorno-altaisk.ru

Бронтой Бедюров сказал нам, что сам не афиширует такие сокровенные свои деяния, стараясь не привлекать нескромные взоры и злые языки любителей посудачить.
Уже обратной дорогой я узнал, что меня и Анатолия Жалсараева, для содействия в поисках вероятного последнего пристанища Амарсаны в ту поездку Бедюрову порекомендовал и благословил Хамбо-лама Дамба Аюшеев.

Фото: Геннадий Витальевич Червяков возле Мемориала декабристам

Оказалось, что эта инициатива Бронтоя Янговича Бедюрова по увековечиванию памяти исторического героя Амарсаны, впечатлившая буддийское духовенство Бурятии, проводилась не только в Бурятии или на Алтае. И на российском уровне это была самая первая инициатива по установлению места захоронения останков великого героя тюрко-монгольского мира.

Фото: Геннадий Витальевич Червяков

Уверен, Бурятия может стать местом паломничества исследователей, туристов из многих республик России, регионов ближнего и дальнего зарубежья, стран Центральной Азии, потому что здесь пересекались пути многих цивилизаций, реальных людей, пассионариев, боровшихся за лучшую долю, за правду и справедливость для угнетенных народов.

Спасибо Вам, Геннадий Витальевич.
С Геннадием Червяковым, членом Союза архитекторов России,
участником многих межрегиональных, всероссийских экспедиций по биолокации, 
беседовала журналист Дора Хамаганова


Показать карту
Тэги:
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив