КУЛЬТУРА
Памяти Виктора Вавиловича Измайлова посвящается…
Памяти Виктора Вавиловича Измайлова посвящается…

Просмотров: 534

История возникновения символа «Мать Бурятия» от Баира Бальжирова.

Cовсем недавно мы были у него на юбилее. 80 лет! Как говорится высокий возраст! Но ничего не предвещало быстрого ухода… Он слушал поздравления, живо и с присущим ему юмором реагировал на воспоминания друзей. Все было хорошо. В своем поздравлении я обещал ему повторно опубликовать статью о появлении в нашей жизни символа «Мать Бурятия». Дело в том, что эта статья была напечатана в газете «Бурятия» в 2016 году. История эта имеет отношение и к нашей семье, потому что первой исполнительницей роли «Мать Бурятия» была моя супруга Бальжирова Ирина Ирдынеевна. Но придумал этот символ нашей Республики Виктор Вавилович Измайлов, он же и рекомендовал Ирину Ирдынеевну на роль «Мать Бурятия». После выхода статьи Виктор Вавилович сразу же позвонил мне. Мы долго говорили с ним при встрече. Отреагировали многие, мне принесли фотографию, где рядом с Ириной Ирдынеевной Бальжировой в роли «Мать Бурятия» стоят Виктор Вавилович Измайлов, Геннадий Николаевич Манжуев, Александр Николаевич Козлов, Баир Дашиевич Цыренов, Лев Яковлевич Похосоев.



«МАТЬ БУРЯТИЯ»: ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СИМВОЛА

Для всех стали привычными атрибуты современной жизни. Привыкли мы и к новым символам, к числу которых можно отнести и «Мать-Бурятию», гостеприимно встречающую всех, кто заезжает в центр нашей столицы. Однако мало кто задумывается о том, кем и когда был придуман этот образ и как он вошел в нашу жизнь. Как раз об этом – сегодняшний рассказ.

Перед далеким юбилеем

Шел 1983 год, год 60-летия Бурятской АССР. Развернулась широкая подготовка к празднованию. Естественно, у властей было желание провести красочный праздник для народа. Тогда входили в моду массовые постановки на стадионах с участием большого количества людей не только на подиуме, но и на поле, и на трибунах. Это позволяло мгновенно менять фон, на котором выступали исполнители. В целом получалась красочная картина. В наше время искусство проведения таких мероприятий получило высочайшее развитие. Тогда для Бурятии это было внове, поскольку предстояло провести не только культурный или спортивный праздник. Это было серьезное партийно-государственное, общественно-политическое мероприятие. В течение полутора-двух часов на стадионе 25-летия Бурятской АССР должна была быть показана вживую вся славная история развития Бурятской Автономной Советской Социалистической Республики.

Думаю, что ни у кого из руководителей республики не было сомнений в том, что организатором всех побед, достижений в социалистическом строительстве, а они действительно имели место, была КПСС. Это, конечно же, звучало во всех речах и статьях, решениях и постановлениях.

В республике проводилось огромное количество торжественных собраний, конференций, вручались грамоты, ордена и медали. И все понимали, что происходящее становится возможным благодаря только родной коммунистической партии, ее мудрому руководству. На различных мероприятиях выдающаяся роль партии обозначалась большими транспарантами. К примеру, на праздничную демонстрацию в колонну ставили грузовик, на котором сооружали короб с надписями типа «Партия – наш рулевой» с портретами вождей и так далее. Создавалась атмосфера праздника, ощущалась приподнятость настроения, была уверенность в завтрашнем дне. Никто не сомневался в том, что мы живем в лучшей стране мира. И это была правда: праздник охватил всех!

По законам жанра

Центральное событие юбилея должно было состояться на стадионе имени 25-летия Бурятской АССР, там, где сейчас располагается физкультурно-спортивный комплекс (ФСК). Чтобы он прошел на высоком идейно-политическом и культурном уровне, пригласили специалиста из Москвы. Это был человек, участвовавший в создании красочного, как сейчас сказали бы, шоу, во время Олимпиады-1980 в Москве. Это означало, что и высокое партийное руководство Бурятии прислушивалось к мнению московского специалиста.

В республике же осуществлять массовые представления в то время умели немногие. Самым опытным был, вне всякого сомнения, Виктор Вавилович Измайлов, талантливый журналист, человек широкой эрудиции, старший редактор молодежной редакции телевидения и, как бы сейчас сказали, креативный, а в то время говорили «творческий» человек. Ответственным от Республики за художественную часть представления назначили именно его. За идейно-организационную часть, по всей вероятности, отвечал Геннадий Доржиевич Басаев, первый секретарь Улан-Удэнского горкома КПСС. Полагаю, поэтому он появлялся на каждой репетиции.

Написать сценарий это все равно, что написать книгу. Те же законы жанра: должны быть драматургия, центральная фигура, вокруг которой вращается все остальное…

Перед Виктором Измайловым и приезжим московским специалистом была поставлена задача - написать сценарий, ярко отражающий всю 60-летнюю историю республики под руководством КПСС. Но… шли восьмидесятые. Как сейчас мне думается, в воздухе уже витало какое-то невидимое дыхание приближающейся перестройки. До этого времени можно было руководящую и направляющую силу изобразить по сложившимся партийным канонам, и не было бы никаких проблем. Все было бы принято, согласовано и утверждено. Но две креативные личности уже не хотели идти проторенными путями. Они хотели представить народу что-то новое, по-человечески понятное, теплое.

Как рождалась идея

У Виктора Вавиловича и его коллеги из Москвы родилась идея создать образ Матери-Бурятии, появление этой фигуры разрешило бы все творческие мучения. Но идея создания образа Матери-Бурятии вызвала бурю, смятение в умах партийного руководства Республики. Сразу возникли вопросы: «А что подумают там…наверху…?». Имели ввиду, конечно, ЦК КПСС. Однако авторитет столичного постановщика и его контакты со Старой площадью сыграли свою роль. Согласование и утверждение сценария прошло на самом высоком уровне. С этого момента сценарий написан был на одном дыхании.

Он был утвержден и встал вопрос: кто будет исполнять роль Матери-Бурятии? В то время и этот вопрос решался непросто. Постановщики могли только предложить кандидатуру. Начались просмотры. Смотрели, прежде всего, профессиональных актрис, появились кандидатуры, но не решения.

Дело решил случай

В бытность Виктора Измайлова старшим редактором молодежной редакции телевидения его кабинет напоминал настоящую творческую лабораторию. Туда беспрерывно заходили и так же выходили люди, сам он разговаривал с несколькими посетителями сразу. При этом курил, не выпуская сигарету изо рта. Все знают: курит хозяин – курят посетители. В это же время Виктор Вавилович еще разговаривал по телефону, плечом прижимая к уху трубку. Одним словом, атмосфера была по-человечески теплая, и, в полной мере, творческая. Все его подчиненные заходили, как говорится, без стука.

Московский постановщик так же нередко сиживал в кабинете Виктора Вавиловича и видел многих сотрудников телевидения. И однажды он сказал ему: «А кого мы ищем на роль Матери-Бурятии? Я уже видел ее, она только что вышла от тебя. Высокая такая, с грудным голосом».

Виктор Вавилович все понял, пригласил Ирину Ирдынеевну Бальжирову и сходу предложил роль Матери-Бурятии – центральную роль на праздновании. С присущей ему энергией буквально вылил ей на голову все творческие задумки. Мать-Бурятия должна была выезжать на поле стадиона верхом на коне, провожать воинов-сыновей на фронт и так далее… Словом, по сценарию все крутилось вокруг нового персонажа – Матери-Бурятии.

Отстояли «конную часть» праздника

Ирина Ирдынеевна, конечно, внимательно прочитала сценарий, и не увидела для себя никаких сложностей. Сожалела о том, что текст за нее читал диктор, ей самой очень нравились теплые проникновенные слова, вложенные сценаристами в уста Матери-Бурятии. Но в те времена не было беспроводных микрофонов. Ирина Ирдынеевна беспокоилась по поводу того, что она должна была выезжать на поле стадиона на коне. Она понимала, что будет очень красиво, но как будет вести себя конь под седлом не очень, прямо, скажем опытной наездницы. Были и сомнения, но хода назад не было. Виктор Вавилович всем уже доложил, что исполнительницу роли Матери-Бурятии нашли. Все согласились, и теперь для беспартийной Ирины Ирдынеевны эта роль стала партийно-правительственным заданием.

Пошли репетиции, тренировки на ипподроме, где ей подобрали спокойную красивую лошадку. Ирина Ирдынеевна с удовольствием каталась на ней. Задачи гарцевать не было, и всё шло хорошо.

И вот настал день генеральной репетиции. Коня доставили на стадион. Ирина Ирдынеевна верхом красиво выезжает на поле стадиона, грянули фанфары и… конь встал на дыбы. Я это видел и ахнул, представил, что сейчас произойдет. Но всадница сгруппировалась, наклонилась вперед, прижалась к шее коня, и он встал на ноги, успокоился. Ирина Ирдынеевна была несколько взволнована, но нисколько не испугана. Но очень сильно отреагировал Геннадий Доржиевич Басаев, он вообще хотел отменить «конную часть», но сценаристы бросились защищать свою задумку. И он тогда сказал: «Пусть «Мать-Бурятия» будет на коне, но мы не можем рисковать, два человека должны вести коня за узды. Это традиция встречать почетных гостей». Этим он и поставил точку, так и было во время празднования на стадионе.


Кульминация торжеств

Когда настал долгожданный день праздника, народу на стадионе было великое множество. Приехали гости – представители ЦК КПСС, приглашенные из Москвы, автономных республик, соседних краев и областей. Центральной фигурой был Первый секретарь Монгольской Народно-революционной Партии (МНРП) Юмжагийн Цыденбал. Первый секретарь Бурятского Обкома КПСС Андрей Урупхеевич Модогоев подъехал с ним на единственном в республике автомобиле «Чайка» к служебному входу стадиона. Вскоре они поднялись на центральную трибуну и праздник начался.
Все было чудесно, была прекрасная погода, солнце, приподнятое настроение было у всех. Мы с нашими детьми были на стадионе и, конечно, очень волновались за мамочку. Но все получилось нормально, она величественно выезжала верхом на поле стадиона, согласно сценарию и своей роли провожала своих сыновей на фронт, вручала им оружие, а потом встречала их после войны, а весь народ преодолевал послевоенную разруху и строил социализм – светлое будущее…

Сфотографировать историю

Мы сидели на трибуне, оттуда и я фотографировал. У меня был «Зенит» с обычным, не длиннофокусным, объективом, заряженный цветной фото-пленкой. Эта пленка была «позитивной»: сразу получался слайд, который можно было показывать на экране. Именно так я и показывал потом в кругу семьи то, что мне удалось снять во время празднования. Напечатать фотографии в то время я не мог. Гораздо позже, в Москве мне удалось с этих позитивов сделать фотографии, а спустя еще какое-то время оцифровать пленку и у меня есть несколько цветных фотографий празднования 60-летия Бурятской АССР на стадионе им 25-летия республики.

Я видел много черно-белых фотографий этого события, но не видел цветных. Специальным поиском не занимался. Был бы рад увидеть. Может быть, кто-то прочитает эту статью и откликнется. Сегодня цветными фотографиями никого не удивить, но тогда это было ново, особенно в руках непрофессионала.


«Здороваюсь с Эрдынеевной»

Скульптура «Мать-Бурятия» появилась, естественно, позже. Воплощение образа «Мать Бурятия» в скульптуре превратило ее в реальный символ нашей Республики, и автором этого символа является журналист Виктор Вавилович Измайлов. Наши друзья, люди, которые видели празднование 60-летия Бурятской АССР, называют эту скульптуру «Эрдынеевной». Наш семейный друг Нетронин Анатолий Семенович говорит: «Каждый раз, когда еду через селенгинский мост, здороваюсь с Эрдынеевной».

Празднование 60-летия Бурятской АССР было последним юбилеем Республики, проведенным советской властью, последующий пришелся на начало лихих девяностых. И это всё – уже другая история.

Автор: Баир Бальжиров
minkultrb.ru

Тэги:

Комментарии 1

  1. Ирина
    Ирина от 25 июля 2019 23:45
    Какая хорошая статья! Я не знала эту историю. Ирина Эрдынеевна очень красивая и мудрая! Действительно Мать -Бурятия!!!!
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив