НОВОСТИ
ТАСС: Крошечные, но очень вкусные. Кто выращивает в Бурятии необычные арбузы
ТАСС: Крошечные, но очень вкусные. Кто выращивает в Бурятии необычные арбузы

Просмотров: 166

Уже два лета в Улан-Удэ продаются свои, бурятские арбузы. Небольшие, диаметром около 20 см, они уже полюбились жителям благодаря необыкновенной сочности, небольшому числу косточек и особенному вкусу.
Арбузы для Бурятии — далеко не самый обычный фрукт. Тем не менее эту ягоду, свою собственную, с местным колоритом, здесь выращивают — недалеко от поселка Оронгой в Иволгинском районе Бурятии. Расскажем, почему 31-летний фермер Дмитрий Вихрев вдруг решил заниматься этим в сибирских условиях, о том, как это — получать многотонный урожай арбузов в Бурятии, и о работе его крестьянско-фермерского хозяйства.


Почему именно арбузы?

Впервые Дмитрий Вихрев попробовал поэкспериментировать с арбузами в 2017 году. С одного гектара собрал около 25 тонн. В 2018 году засеял уже 1,5 гектара, а собрал — 45 тонн с гектара. "Мне еще дед рассказывал, что в 1970-е годы у нас в Бурятии, в Гильбиринской долине, выращивали арбузы, но потом это дело забросили, забыли. Я решил попробовать, совета попросил у товарища, опытного в этом деле, ну и взялся, купил семена, посадил, получилась рассада", — вспоминает Дмитрий.

"Первый урожай ждал с нетерпением, очень хотелось попробовать, сразу несколько за раз съел, — вспоминает мужчина. — Сейчас уже нет такой прыти, но вот работники, конечно, это первые дегустаторы и пробуют арбузы, пока не наедятся, прямо на поле".
Дмитрий решил остановиться на трех сортах — "виктория", "топ ган" и "бонта". Лучше всех показала себя "бонта" — вкуснее всех и урожайнее. В 2018 году фермер решил пустить в оборот "бонту" и попробовал сорт "варда".

"Варду" уже сам поизучал, в интернете посмотрел, тоже понравились арбузы этого сорта, они более продолговатые в отличие от круглой "бонты". Вот эти сорта, можно сказать, у нас удались, получил от Минсельхоза России грамоту и медаль за высокий урожай. В этом году под арбуз выделил уже больше площадей — 2 га, — говорит фермер, — по гектару под каждый сорт".
Оба сорта раннеспелые, созревают в 20-х числах июля и до середины августа. Сначала идет "бонта", на неделю позже — "варда".

Арбузы требуют точности

Особых умений, признается Вихрев, в выращивании арбузов не нужно, только усердие, соблюдение сроков и технологий.
"Рассаду после того, как высадили в грунт, запечатываем укрывным материалом. Это должна быть не пленка, а именно вентилируемый материал, агроволокно, чтобы арбуз дышал. До июля арбузы стоят под ним, получается эдакая защита от перепада температур: ночью ягоды защищены от прохлады, днем — от палящего солнца.
Сейчас вся рассада арбуза уже высажена на поле.

"Высадили, полили, подкормили, они уже начинают плети пускать, — рассказывает Вихрев. — В прошлом году еще боролись с мучнистой росой, листья побелели. Опыта нет, как от болезней бахчевые защищать, поэтому пришлось изучать проблему, в итоге полили бордоской жидкостью — смесью медного купороса с известью, ею еще обрабатывают стволы деревьев". Почти весь урожай летом 2018 года Вихрев продал в крупную местную торговую сеть, работающую почти во всех центральных районах Бурятии. В магазинах оронгойские арбузы люди в июльско-августовский зной разбирали как горячие пирожки: узнать их можно было по небольшому размеру и стикеру-наклейке. Прибегнуть к брендированию заставил случай.

В чем секрет

"Как-то я зашел в магазин и увидел арбузы, не мои — точно, но промаркированные как оронгойские, причем указывалось название нашего КФХ. Тогда помог друг, имеющий типографию. Он разработал лейбл с изображением росточка, написали "Улус Оронгой. КФХ Вихрев". Стали приклеивать стикеры на каждый арбуз, а что поделаешь, мера вынужденная.
Фирменный секрет, считает фермер, в свежести местных арбузов, в отличие от привозных — китайских, среднеазиатских.
"Они же у нас с поля — и сразу на прилавок. Как-то раз ради любопытства оставил несколько в мешке на хранение, через несколько дней достал: они нормальные, ароматные, но вкус уже не тот".

Все же овощи

В хозяйстве у Дмитрия Вихрева около 30 га посевных площадей, на них он выращивает не только арбузы, но и овощи, которые все же занимают пока большую часть посевов.
"Любой фермер, малый предприниматель, знает, что для стабильности нужно выращивать несколько культур. У нас на 2 га арбуз, на 2,5 га — свекла, столько же моркови, 5 га под капусту и 20 га картофеля", делится Дмитрий.
Работа сезона-2019 началась еще в апреле — это семена, рассада, теплицы. Посевные работы в КФХ Вихрева уже почти закончились, все посажено, начала проклевываться картошка, под специальным агроволокном — совсем юные арбузные плети.
"Чтобы устанавливать укрывной материал, защищающий всходы от непогоды и заморозков, придумали механизм к трактору, помогает автоматически устанавливать дуги, на которые крепится пленка. Минимизировали трудозатраты, теперь не надо привлекать несколько человек и все вручную делать, — рассказывает фермер. — Впереди культивирование овощей, прополка, окучивание. Это непрекращающаяся работа. С весны и до осени дома меня не бывает, я в поле".

Кадровая проблема

Самому Дмитрию приходится работать на месте, признается он, потому что есть проблема с кадрами. "Как бы странно ни звучало, но работать люди или не могут, или не хотят. Профессионалов нет, молодежи нужно сразу много денег. Нашел, например, тракториста, научил, а он крутанулся тут и уехал. Постоянно у меня заняты трое, но когда нужно больше, приходится искать очень активно. Пробовал привлечь студентов на практику — не получается, у вуза свои требования. Управляющего толкового не найти вообще, то есть самому не отлучиться никак, потому как, если уедешь, оставишь поле, людей, можешь вернуться к разбитому корыту. Масло в тракторе не проверил — двигатель может накрыться, а это ремонт как минимум на 50 тыс. рублей".
Все это рано приучило Дмитрия доверять только себе и все процессы контролировать.
"Был случай в детстве, мне было 12 лет: родители уехали, нужно было открыть теплицы с огурцами. Часть сам открыл, часть поручил работнику, а тот забыл. Результат — все сгорело в тепличной духоте".

Семейное дело

Вихрев окончил Бурятскую государственную сельскохозяйственную академию. "С 2014 года продолжаю дело родителей. Отец — автомеханик, мама — мелиоратор, сейчас уже пенсионеры, но до сих пор помогают по работе. В 90-е чем только ни занимались, потом занялись сельским хозяйством, стали выращивать огурцы. На мне и на старших двух сестрах был присмотр за теплицами, полив, пока родители на рынке в городе. Потом отец начал картофель сажать, свеклу, морковь, капусту, начинал с 10 га. И вот я, отучившись, отслужив в армии, пришел в хозяйство. Расширился, есть и животноводческая стоянка — содержим коз. Это, так сказать, планы на будущее — производство козьего молока".

Оронгойские поля, рассказал Дмитрий, особенные. Именно в этом месте вырастают самые ранние овощи.
"Из-за особого микроклимата. Нигде так рано овощи не вырастишь: где-то суше, где-то холоднее, дождливее. Тут сухо, жарко, единственная проблема — в мае ветра. Ну и плюс — относительная близость к Улан-Удэ.

Ситуация на рынке

"На ноги я еще не встал, — признается предприниматель. — Это только со стороны, не знающим кажется, что предприниматель — значит богач. А так у меня кредиты, года четыре не могу выбраться из долговой ямы".

Причиной трудностей в бизнесе Вихрев называет три вещи: рост цен на ГСМ, семена, удобрения, технику и комплектующие, расходы на выплату заработной платы тоже повысились. Есть вызовы и извне: конкуренция со стороны крупных хозяйств и отсутствие, как следствие, роста цен на продукцию.

"Мое мнение: цены на овощи сдерживают большие дотационные хозяйства. Они в любом случае в прибыли за счет государственной поддержки и продукцию реализуют задешево. Мы же, малые предприниматели и те, кто ведет личное подсобное хозяйство, такого себе позволить не можем, держимся за каждую копейку, и в итоге из-за всего этого вынуждены "ронять" свои цены, чтобы хотя бы сбыть продукцию.


"Роняют" цену на овощи и арбузы, говорит Дмитрий, и фермеры-соседи, приезжающие на сезон из стран ближнего зарубежья. Землю им в аренду сдают местные. "Они выращивают недалеко от нашего поля. Привозят работать своих земляков, местные там не заняты. Для них той выручки, которую они получают, хватает, чтобы накормить свои семьи там, в Средней Азии. В отличие от нас. Вот они и демпингуют. Что они используют для удобрения почвы, никому неизвестно. Вопрос я поднимал перед властями, в ответ тишина".
Есть нюанс и на стадии реализации товара. Как правило, покупают его оптом торговые сети. Они, в свою очередь, говорит Вихрев, не смотрят, чья продукция, и за счет развитой логистики готовы везти даже из соседних регионов, гонятся за низкой ценой.
"А мы продавать продукцию еще дешевле в ответ не можем из-за высокой себестоимости".

За время существования КФХ Дмитрий Вихрев несколько раз пользовался поддержкой государства. В 2014-м выиграл грант 1,5 млн рублей как начинающий фермер. На эти средства купил небольшой трактор и систему капельного орошения на часть поля, с 2017 года получает несвязанную поддержку на компенсацию затрат в прошлом году.


"Этого, конечно, не хватает. Выручить могла бы возможность хотя бы на два-три рубля поднять цену на продукцию, тогда бы и государственных денег не надо было. Помощь со стороны государства есть, да: в этом году, например, получил деньги на строительство дома, это 70% от стоимости. Менять работу фермер не планирует, надеется на лучшие времена.

"Я не представляю себя в другой профессии. Надеюсь, что-нибудь изменится, и все будет у нас хорошо. Главное — работать, не останавливаться".

Эльвира Балганова
Источник: tass.ru

Тэги:
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив